Понедельник, 25.03.2019, 02:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Пресса
Штрихи к портрету [111]
Рубрика посвящена музыкантам, художникам, поэтам и писателям.
Opus [41]
Эту рубрику можно было бы также назвать «Композиторы о композиторах», потому что здесь говорится об особенностях современной академической музыки с профессиональной точки зрения.
Другая музыка [52]
Эта рубрика создана для того, чтобы освещать события и проблемы, связанные с неакадемической музыкой: джазовые фестивали, концерты бардовской песни, рок-концерты, театр фламенко.
Аудиокультура [13]
Рубрика знакомит с тем, что можно послушать вне концертного зала.
Театральные блики [69]
В статьях этой рубрики, подобно световым бликам, отражаются мгновения театральной жизни.
Музыка плюс... [41]
Говорим о новых явлениях и образах, которые возникают на пересечении различных видов искусств.
Меломан [177]
Статьи рубрики рассказывают о культурных событиях, большинство статей посвящены откликам на события концертного сезона.
Арт-сфера [81]
Здесь - размышления о кино, литературе и живописи.
Экзерсис [12]
Поиск
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Штрихи к портрету

Свет негасимый

Есть память обо мне,

Есть в мире сердце, где живу я…

А. С. Пушкин

10 марта исполнилось 135 лет со дня рождения Александра Борисовича Гольденвейзера  – знаменитого пианиста, педагога и композитора, одного из отцов-основателей русской фортепианной школы. Это знаменательное событие широко отмечается во многих музыкальных вузах и концертных залах, где организованы памятные вечера, научные чтения, концерты посвящённые большому артисту.

Большую часть своей долгой жизни Александр Борисович посвятил работе в Московской консерватории, являясь её профессором и ректором. Гольденвейзер воспитал целую плеяду  выдающихся пианистов: С. Фейнберг, Э. Гилельс, Г. Гинзбург, Р. Тамаркина, Д. Кабалевский, Т. Николаева, Д. Башкиров, Д. Паперно. Замечательные исполнители были и талантливыми педагогами, вырастили немало известных музыкантов - В. Мержанова, С. Доренского. «Фортепианными правнуками» Гольденвейзера можно считать Д. Мацуева, Н. Луганского, Е. Мечетину и многих других пианистов современности - вековая плеяда  творческих наследников Мастера, от 1900 года до наших дней.

«Каждое музыкальное исполнение неповторимо. Произведение можно сыграть много раз, но каждый раз — это другой раз, исполнение никогда не бывает вполне тождественным, всякий раз это новый акт проявления творческой воли исполнителя». Эти слова не просто красивая декларация, но настоящая программа действий, которой на протяжении всей своей жизни руководствовался выдающийся музыкант.

А. Гольденвейзер много гастролировал. Музыка, которую создавал пианист, по воспоминаниям современников, звучала  как послание великих Моцарта, Бетховена, Шуберта, Шопена, Шумана, Скрябина.  Пианист не отделял себя от аудитории и не возносился над ней,  он словно обращался к каждому, кто его слушал. Живым теплом был напоён его звук – полный, мягкий, округлый, бесконечно длящийся, обладающий множеством градаций, полностью преодолевающий ударную природу фортепиано. Можно только позавидовать слушателям, присутствовавшим на таких концертах. Его исполнением не раз могли восхищаться жители нашего города. С 1902 года А. Гольденвейзер регулярно выступал с концертами в Нижнем Новгороде.  А вскоре он был приглашён в качестве председателя комиссии на выпускные экзамены студентов Горьковской консерватории.

 «Дни Гольденвейзера в Нижним Новгороде» – название двухдневного миницикла в Нижегородской консерватории, посвящённого великому артисту. 3 марта в Большом зале состоялся вечер памяти  одного из любимейших его учеников - И. И. Каца, который, будучи ещё аспирантом Московской консерватории, с 1954 года преподавал в Горьком, а потом и возглавлял кафедру специального фортепиано. Гольденвейзер до самого последнего дня жизни дружески  общался с Исааком Иосифовичем, сохранилась их  теплая переписка. И. И. Кац  для многих стал  мудрым наставником в искусстве фортепианной игры. Сегодня его выпускники -  Е. Д. Алексеева, Г. Б. Благовидова, Е. А.  Флёрова, А. М. Рыбин, О.В. Лысова олицетворяют преемственность исполнительских и педагогических традиций – они продолжатели школы Гольденвейзера.

В Большом зале консерватории собрались ученики, коллеги и поклонники И. Каца. В память об учителе музыканты дали концерт, в котором прозвучали фортепианные произведения зарубежных и отечественных композиторов. Программа вечера была насыщенна и разнообразна.

В живом и ярком вступительном слове профессор О. В. Соколов рассказал о творческой деятельности И. И. Каца.  Олег Владимирович вспоминает: «Это был музыкант высокого ранга, чуткий, внимательный, чрезвычайно остроумный, начитанный. Он в совершенстве знал немецкий и французский языки.  В музыке он всегда стремился к красоте, его рояль звучал  божественно,  волшебно. Я был потрясён, когда услышал «Вокализ» С. Рахманинова в его исполнении. Будто я и не знал до этого великого композитора. И. Кац погружал нас в бездонную глубину, когда играл полонез-фантазию Шопена, а любимая им «Аппассионата» Бетховена каждый раз звучала по-новому.  Драгоценными жемчужинами можно назвать его интерпретацию «Песен без слов» Мендельсона… Я думаю, что обаяние его таланта,  его искусство нашло свое  продолжение ».    

Вечер открыла классика - Вариации на тему Сальери Л. Ван Бетховена, исполненные профессором Н. В. Буслаевой. Её интерпретация подкупила точным ощущением классического стиля, четкостью форм  и искренностью чувств,  тонкой нюансировкой звука.

Вдохновенно прозвучала «Колыбельная» Чайковского- Рахманинова, проникнутая задушевной русской песенностью,  с блистательно «сотканным» кружевом подголосков, в исполнении лауреата международных конкурсов И.Тишкова.  Увлечённость артиста этой музыкой оказалась очень заразительной, и эмоциональный ответ публики был восторженным.

Глубоко меланхоличная по характеру Соната-воспоминание Н. Метнера была тонко интерпретирована профессором Г.Б. Благовидовой. Невозможно забыть лирическую, трогательно-исповедальную, напоминающую гениальные мелодии Шуберта,  главную тему, которая контрастирует с тревожными, роковыми образами и обрамляет всю сонату. Все находились под магическим воздействием прекрасной музыки.

В заключение первого отделения прозвучали жемчужины фортепианной музыки, ноктюрн Des–dur и полонез As-dur Ф. Шопена, одного из наиболее любимых композиторов И. Каца, в исполнении профессора В.С.Колесникова. Казалось, что музыкальная ткань рождалась  на одном дыхании. Мелодии,  словно, возникая из тишины,  парили в воздухе и мягко истаивали.

 Примером подлинного  музыкального сотворчества стал ансамбль Е. А.Флёровой и Г.Б. Благовидовой,  открывший второе отделение. Кристально ясные Largetto и  Allegro для 2-х фортепиано Моцарта были сыграны с особой тонкостью, открывая  многогранный мир, созданный из драгоценных звуков, где каждый такт «дышал» по-моцартовски.

Быть может, юбилейная атмосфера способствовала тому эмоциональному подъёму, с которым играли музыканты. Безусловно, нельзя оставить без внимания четыре  пьесы ор. 76 И. Брамса, сыгранных филигранно тонко и мастерски профессором О. В. Лысовой. Всё слушалось на едином дыхании, и в тоже время «ухо» фиксировало многие важные детали нюансировки, была ясна логика построения формы. Пианистка с исключительной бережностью подошла к авторскому тексту и добилась удивительной глубины и одухотворенности исполнения.

Великолепно прозвучали любимые И. Кацем четыре прелюдии С. Рахманинова, исполненные профессором Е.Д. Алексеевой, в которых так ощутимо было личностное отношение и переживание музыки - пианистка играла с максимальной отдачей. 

Переливающиеся всеми оттенками фортепианной колористической палитры были отмечены импрессионистические «картины» «Образов» Дебюсси из первой тетради («Отражение в воде», «Памяти Рамо», «Движение»),   исполненные А. Рыбиным  в завершении юбилейного вечера.

Замечательная музыка, сыгранная прекрасными музыкантами,  проникновенные воспоминания о выдающемся пианисте, создали удивительно  светлую и  теплую атмосферу вечера.

На следующий день в Малом зале ННГК состоялись научные чтения, посвящённые творчеству А.Б. Гольденвейзера, его ученикам, которые стояли у истоков нижегородской фортепианной школы – И.Кацу и Г.Гинзбургу,  и их фортепианным «наследникам». 

Вступительное слово произнёс  ведущий сотрудник  Научно-Фондового и Экспозиционного отдела «Музей-квартира А.Б. Гольденвейзера», президент «Фонда А.Н. Скрябина», заведующий отделом конкурсов и фестивалей Международного союза музыкальных деятелей А. С. Скрябин. Он рассказал о творческом наследии Гольденвейзера - композитора, педагога, писателя, мемуариста, подарил консерватории уникальную книгу музыканта - «Воспоминания», выпущенную в начале декабря прошлого года.  На её страницах «оживают» крупнейшие деятели русского и мирового искусства – К. Станиславский и В. Сафонов, П. Чайковский и А. Рубинштейн, А. Гедике, Н. Метнер, Ф. Бузони. «Книга ждала своего выхода больше десятилетия. Это не продолжение дневников Гольденвейзера, а особая работа, которую он начал вести в 30-40-е годы, в эвакуации; она не закончена»,- добавил А. Скрябин.

Фильм о Гольденвейзере и его московской квартире, стал своеобразным приглашением в музей  на Тверской 17, как прокомментировал его демонстрацию А. Скрябин.

Разные грани личности Гольденвейзера были отражены в докладах Н.П.Бердниковой и А.М. Рыбина. «Для того чтобы быть учителем - надо быть настоящим человеком, человеком с большой буквы: образованным, обладающим способностью жить интересами своих учеников, устанавливать с ними сердечные контакты и умело их воспитывать»,- процитировала слова ученика Гольденвейзера -  Г. Р.Гинзбурга его ученица – Л. Д. Боголюбова. Её доклад был посвящён первому московскому пианисту, который начал преподавать в нашей консерватории. О личности и педагогике  ассистентки Г.Гинзбурга в Горьковской консерватории С.В. Поляковой рассказал её ученик - профессор В.С. Колесников. В исполнении Н.П.Бердниковой прозвучали фортепианные пьесы С. Поляковой.

Выпускница  И. Каца, заведующая кафедрой специального фортепиано  – Е. Д. Алексеева - завершила чтения рассказом о своём учителе. Светлая память об И. И. Каце живёт в сердцах учеников, продолжающих его дело. «Появление такой фигуры, такой звезды было удивительным везением для нас.  Он стал непререкаемым авторитетом великих традиций московской фортепианной школы в Горьком. Его воздействие на учеников было  сильным.  Мне кажется, причина этого сочеталась в удивительной  гармонии пианиста-виртуоза, обладавшего необыкновенной красотой звука, очень привлекательной и обаятельной манерой игры, тонким благородным вкусом. Это был пианист от Бога, который умел диагностировать недостатки студента  и моментально найти путь решения его проблем. Для меня  это был педагог–божество, которому поклоняешься». Елена Дмитриевна с восхищением рассказывала об удивительной школе игры Каца, которая приоткрыла ей дверь в царство Музыки, научила её умению услышать, прочувствовать всё, что стоит за  текстом, научила  искать красоту, гармонию во всём – в звуке, в имитациях, в  особенностях штриха, и бесконечно уважать гений автора в музыке. Пианистка вспоминает: «Слово «красота» звучало на каждом уроке. И часто Исаак Иосифович говорил: «Посмотри! Какие повороты в мелодике! Какая красивая модуляция! Гармония!» Для всех учеников он был немножко на пьедестале, мы к нему тянулись, хотели рядышком побыть, слушали, как он занимается с другими студентами…»

Кульминацией вечера стало прослушивание  записи в исполнении И. Каца фортепианных произведений  А. Глазунова. Игру пианиста слушали с особым воодушевлением. Когда стихли последние звуки, никому не хотелось расходиться. Возникло ощущение, что все присутствующие прикоснулись к легенде, воспоминания о которой с годами не только не стираются из памяти, но укрупняются и детализируются. Незримо с  нами говорил мудрый человек, глубокая душа, потрясающий музыкант. Он продолжает жить в своих учениках, в их памяти как истинный художник- мыслитель.

Дни А. Гольденвейзера стали ярким запоминающимся событием в концертной жизни консерватории. Слушатели смогли убедиться, что  его школа, его манера исполнения, его взгляды на музыку  и сегодня продолжают жить в талантливой плеяде музыкальных «наследников». Традиции великого музыканта не стали музейным экспонатом: они неподвластны времени и передаются из поколения в поколение, объединяя пианистов разных поколений.

Юлия Каравайкина

Категория: Штрихи к портрету | Добавил: Михаил_Бурцев (09.04.2010) | Автор: Юлия Каравайкина
Просмотров: 234 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]