Понедельник, 25.03.2019, 02:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Пресса
Штрихи к портрету [111]
Рубрика посвящена музыкантам, художникам, поэтам и писателям.
Opus [41]
Эту рубрику можно было бы также назвать «Композиторы о композиторах», потому что здесь говорится об особенностях современной академической музыки с профессиональной точки зрения.
Другая музыка [52]
Эта рубрика создана для того, чтобы освещать события и проблемы, связанные с неакадемической музыкой: джазовые фестивали, концерты бардовской песни, рок-концерты, театр фламенко.
Аудиокультура [13]
Рубрика знакомит с тем, что можно послушать вне концертного зала.
Театральные блики [69]
В статьях этой рубрики, подобно световым бликам, отражаются мгновения театральной жизни.
Музыка плюс... [41]
Говорим о новых явлениях и образах, которые возникают на пересечении различных видов искусств.
Меломан [177]
Статьи рубрики рассказывают о культурных событиях, большинство статей посвящены откликам на события концертного сезона.
Арт-сфера [81]
Здесь - размышления о кино, литературе и живописи.
Экзерсис [12]
Поиск
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Штрихи к портрету

Слово о консерватории: Старынин В.Г.

Валерий Георгиевич, вы работаете в консерватории с 1974 года. Какой была кафедра специального фортепиано тогда?

-У меня, как человека, уже имеющего право назвать себя «ветераном» кафедры, остались самые благоприятные впечатления от той эпохи. Хотя, возможно, это связано и с возрастом – ведь прошлое часто предстает в нашей памяти в более выигрышном свете, чем оно было на самом деле. И, тем не менее, имена людей, преподававших тогда на кафедре, сейчас заслуженно стали легендарными. Некоторые из этих замечательных музыкантов – к сожалению, немногие – и ныне продолжают работать в консерватории. Среди же тех, кто ушел, особое место, безусловно, занимают Берта Соломоновна Маранц, Василий Васильевич Шауб, Софья Валерьяновна Полякова. Теперь я воспринимаю то время как период накопления «золотого фонда»: все профессиональные принципы, являющиеся неотъемлемой частью нижегородской фортепианной школы – как педагогической, так и исполнительской – были заложены именно тогда. В те же годы стало постепенно формироваться следующее поколение – на кафедре постепенно начинали работать Илья Зиновьевич Фридман, Григорий Самуилович Хаймовский, Любовь Ароновна Сорочкина и многие другие. Именно тогда появилась возможность проследить преемственность поколений – а отсюда уже можно делать выводы о существовании некой «школы».

Можно ли сейчас говорить о понятии «нижегородская фортепианная школа», есть ли общие черты в исполнительском творчестве и педагогике тех, кто работал на кафедре 30 лет назад – Б.С. Маранц, И.И. Кац – и тех, кто лишь недавно влился в коллектив консерватории?

На мой взгляд, в нашу эпоху расцвета информационных связей понятие школы как некоего анклава, замкнувшегося в себе и своих традициях, утратило былое значение. У нас появились большие возможности «выхода в мир», общения с другими странами, людьми с другой ментальностью. Поэтому школа для меня на данный момент – это в первую очередь профессионализм, как исполнительский, так и педагогический. В работе педагога консерватории есть своя специфика: мы не властны над многими вещами, имеющими в нашем деле громадное значение – я имею в виду талант и все что с ним связано, – но придать «материалу» огранку и ввести его в настоящее академическое (в хорошем смысле слова) русло – это наша первая задача. В тщательном проведении этой работы и заключается профессионализм педагога, и именно качественное воплощение важнейших педагогических принципов, на мой взгляд, и объединяет всех музыкантов, работавших и работающих ныне на нашем факультете. Основным достоинством нижегородской фортепианной школы всегда была солидная высота планки профессиональных требований, а не какие-либо отдельные исполнительские особенности.

Чем было вызвано разделение на две кафедры специального фортепиано?

Во-первых, к моменту разделения кафедра неимоверно разрослась, и стала трудно управляемой. Во-вторых, исторически сложилось так, что большинство молодых педагогов, работавших на кафедре, имело непосредственное отношение к двум ведущим профессорам – И.И. Кацу и Б.С. Маранц. Разделение кафедры не насаждалось «сверху» - наоборот, оно пошло «снизу», от самих педагогов, и на тот момент оно оказалось весьма продуктивным с профессиональной точки зрения. «Раскол» прошел абсолютно безболезненно, и, как мне кажется, были довольны все: каждый в той или иной мере выразил и реализовал свои стремления.

Каков сейчас уровень студентов-пианистов в сравнении с 70-ми годами?

На мой взгляд, он не стал выше. Да и почему он должен стать выше? Прогресс в нашей профессии – понятие очень относительное.

Что бы Вы хотели пожелать в связи с юбилеем консерватории и факультета своим коллегам и студентам?

В первую очередь хочется пожелать стремления к профессиональному росту, искренней любви к нашему непростому делу. Было бы здорово, если бы каждый студент-пианист (да и не только пианист) вместе с традиционными знаниями и навыками впитывал бы еще и атмосферу, дух нашего общего дома, накопленные несколькими поколениями педагогов. Если нам удастся сохранить и умножить богатства того самого «золотого фонда», заложенного нашими учителями, значит, можно будет считать основную задачу выполненной. А для этого надо как минимум любить Музыку!

Руслан Разгуляев,

преподаватель кафедры специального фортепиано

Категория: Штрихи к портрету | Добавил: Анна_Калягина (15.03.2007) | Автор: Руслан Разгуляев
Просмотров: 234 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]