Суббота, 24.02.2018, 06:56
Приветствую Вас Гость | RSS
Пресса
Штрихи к портрету [111]
Рубрика посвящена музыкантам, художникам, поэтам и писателям.
Opus [41]
Эту рубрику можно было бы также назвать «Композиторы о композиторах», потому что здесь говорится об особенностях современной академической музыки с профессиональной точки зрения.
Другая музыка [52]
Эта рубрика создана для того, чтобы освещать события и проблемы, связанные с неакадемической музыкой: джазовые фестивали, концерты бардовской песни, рок-концерты, театр фламенко.
Аудиокультура [12]
Рубрика знакомит с тем, что можно послушать вне концертного зала.
Театральные блики [68]
В статьях этой рубрики, подобно световым бликам, отражаются мгновения театральной жизни.
Музыка плюс... [39]
Говорим о новых явлениях и образах, которые возникают на пересечении различных видов искусств.
Меломан [175]
Статьи рубрики рассказывают о культурных событиях, большинство статей посвящены откликам на события концертного сезона.
Арт-сфера [81]
Здесь - размышления о кино, литературе и живописи.
Экзерсис [12]
Поиск
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Штрихи к портрету

С юмором и теплотой в музыке и в жизни

В декабре исполняется 75 лет заслуженному деятелю искусств Российской Федерации, секретарю Союза композиторов РФ, председателю Нижегородской региональной организации Союза композиторов России, лауреату премии Нижнего Новгорода и премии Союза композиторов России им. Д.Д.Шостаковича, профессору ННГК Борису Семеновичу Гецелеву.

В Нижнем Новгороде и за его пределами имя Бориса Семеновича Гецелева знает каждый профессиональный музыкант. Композитор, идейный вдохновитель многочисленных мероприятий, он всегда остается в центре культурной жизни города. Стараниями Бориса Семеновича, художественного руководителя фестиваля современной музыки «Картинки с выставки», нижегородская публика получает уникальную возможность погрузиться в самое сердце современного искусства. В течение нескольких дней перед слушателями развертывается широкая панорама отечественной и зарубежной музыки, звучат как ставшие уже классическими произведения ХХ века, так и только что написанные сочинения века ХХI. Благодаря привлечению множества талантливых композиторов и исполнителей это событие уже давно вышло за рамки городского масштаба и приобрело международный статус.

В Нижегородской консерватории Бориса Семеновича знают и как прекрасного педагога. Еще студентом он преподавал на кафедре композиции и теории музыки. Теперь же он еще и успешно заведует этой кафедрой. Его удивительная увлеченность и полное погружение в творчество, чутко резонирующее с окружающей жизнью, восхищает и вдохновляет. Этими важными для творчества качествами композитора волей-неволей заражаются его ученики. Кого же не захватит эта безостановочная увлеченность, желание, стремление, влюбленность во все стороны своей профессиональной деятельности?! Многие из них до сих пор выражают свое восхищение личностью этого замечательного человека.

С.С. Попов, преподаватель кафедры композиции и инструментовки ННГК им. М.И. Глинки: «Мне посчастливилось учиться у Бориса Семеновича. У многих студентов существует боязнь показывать свои сочинения, особенно находящиеся в стадии работы, постороннему человеку или педагогу. Борису Семеновичу показывать легко и комфортно. В его классе всегда царит доброжелательная атмосфера, ученики идут к нему с радостью по различным поводам и даже без повода, просто так. Борис Семенович не всегда спешит «ставить крест» на проделанном труде студента, предлагает тому аргументировать, почему сделал так, а не иначе. Он учит мыслить, рассуждать и доказывать свою позицию. Борис Семенович не боится уступить студенту, признать его правоту, если сочтет доводы того убедительными».

Д. О. Присяжнюк, доцент, кандидат искусствоведения: «В нашей профессии очень сложно говорить отдельно как о педагоге, как о композиторе и как о человеке, потому что, на мой взгляд, эти три ипостаси очень связаны, одна является продолжением другой, а в случае с Борисом Семеновичем связаны особенно. Это человек очень открытый, очень откровенный, очень добрый. Это человек, обладающий нетривиальным чувством юмора, который, как говорил Ш. Бодлер, помогает сражаться с пошлостью и искоренять ее. Это человек, который абсолютно честен по отношению к слушателю, по отношению к студенту. Он высказывается в музыке так же, как он высказывается в жизни: честно, прямо, но при этом высокохудожественно. Это очень важное качество – умение сказать не только правильно, но и правду, так, чтобы она попала по адресу. Именно в этом, мне кажется, залог того, что композитора-Гецелева любят слушатели, педагога-Гецелева любят ученики, а человека-Гецелева любят люди».

Юбилейная дата обычно провоцирует оглянуться назад. С чего начинался путь музыканта, рассказал сам Борис Семенович.

-Борис Семенович, Вы из музыкальной семьи?

Нет. Моя мама - врач-терапевт, и очень хороший терапевт, это я знаю, потому что она очень внимательно относилась к больным. А папа – инженер-лесомелиоратор. Когда началась война, он, естественно, пошел на фронт, где был в пехоте и занимался всякими инженерными делами. Когда кончилась война, он остался в армии до конца жизни. Вообще, мама немного играла на рояле,но на любительском уровне. Папа совсем не играл. Поэтому сказать, что это была семья с богатыми музыкальными традициями, нельзя. Но я с удовольствием занимался музыкой сначала в музыкальной школе по фортепиано в Куйбышеве (Самаре). Мне очень повезло с педагогами и в общеобразовательной школе, и в музыкальной. Потом я поступил в музыкальное училище вГорький, куда перевели моего отца. Там я проучился только три года, потому как Аркадий Александрович Нестеров, который вел кружок молодых композиторов, пришел и сказал: «Боря, хватит вам киснуть здесь, пошли в консерваторию». Он уже тогда был педагогом консерватории, куда после 3 курса я поступил сразу на композицию, чему был очень рад.

-Когда было написано Ваше первое сочинение?

Трудно сказать. Когда еще я учился в обычной школе, в старших классах,как и во многих местах, у нас возник нечто ВИА-ансамбля. Ансамбль, конечно, несколько диковатый по теперешним нашим представлениям, потому что странным был состав: труба, гитара, ударные, аккордеон и рояль, на котором играл я. Но что было, то было. И тогда мне пришлось писать сочинения. Конечно, сочинениями их назвать нельзя, поскольку мы просто снимали записи с пластинок и с пленок. А я приспосабливал их к нашим условиям, к нашему тембровому составу,придумывал переходы, которые были первым вложением сил. В той же школе у нас был хор, и его руководитель, видимо не обладая достаточным опытом, обращался ко мне с просьбой написать кусочки двух, трехголосия. Это я тоже делал с удовольствием, хотя отношение к композиции это практически не имело.

- А первые серьезные композиторские труды?

Назвать серьезными трудами первые шаги довольно сложно. Но это уже было в музыкальном училище, когда со мной начал заниматься Аркадий Александрович Нестеров. Это все предыстория, потому что занятия начались по-настоящему собственно в стенах консерватории, когда появился более богатый опыт, давший возможность сочинять.

В числе учителей Бориса Семеновича такие значимые в отечественной музыкальной культуре личности как А.А.Нестеров и Р.К.Щедрин. Композитор поделился с нами своими воспоминаниями о занятиях со своими наставниками в годы профессионального становления.

- В чем заключались особенности занятий А.А. Нестерова?

На нашей кафедре мы очень многое восприняли из того, что давал Аркадий Александрович в смысле подхода к занятиям композицией.Именно он привил стремление раскрывать возможности, которые заложены в студенте, вытаскивать их из него, стремиться создать наиболее благоприятную почву для того, чтобы эти зачатки индивидуальности имели возможность развиваться. А человек он был очень увлекающийся. И если ему было интересно, то он мог заниматься вне зависимости от положенного времени урока. Но если он видел, что отношения к занятиям не самые энергичные или результаты достаточно плачевные, то мог и вспылить, довольно громко заявить об этом и даже схватить тетрадь и выбросить из класса. Однажды я присутствовал при такой процедуре. Что еще он прививал? Во-первых, он прививал уважительное и очень увлеченное отношение к тому, чем занимаешься. Если человек делал все из-под палки, «раз поступил, так надо учиться» - это вызывало у него, конечно, не самые приятные эмоции. Когда же он видел, что есть перспектива и хорошие результаты, то очень старался это поощрить. Во-вторых, он учил находить радость и вдохновение даже в черновом труде, к черновому процессу, без которого ничего нельзя достичь. Я очень хочу и стремлюсь этого добиться от студентов, чтобы им был приятен сам процесс работы над изобретением нового материала, проверкой его на прочность. Это то, что еще ни сразу приведет к замечательным достижениям, но если есть радость познания музыкального материала и, соответственно, познания самого себя, тогда может что-то получиться.

- А можете сказать, что Вы продолжаете и композиторские традиции Аркадия Александровича?

Это сложный вопрос. Скорее в самой работе над произведением я, безусловно, стараюсь работать так же. Что касается стилистических установок, то у Аркадия Александровича не было такой жесткой установки на стиль, который он исповедовал в музыке. У меня здесь довольно отличающиеся от него стилистические приемы и установки. И опять же, это я стараюсь воспитывать в своих учениках, чтобы они не слепо шли по пути, который я прошел, тем более, сейчас в музыке так много всяких разных движений, направлений, тенденций и т.д. Пусть они ищут то, что им близко. Но не надо забывать, что я стараюсь воспринимать традиции не только Аркадия Александровича Нестерова, но и традиции Родиона Константиновича Щедрина, у которого я занимался в аспирантуре.

- Как Вы попали к Родиону Константиновичу?

Я поехал в московскую консерваторию целенаправленно к Родиону Константиновичу Щедрину, хотя у меня не было никаких рекомендательных писем. Просто это был человек наиболее мне близкий по своим установкам и по своим достижениям. Мы договорились о встречи. Он послушал мою музыку, высказал все, что о ней думает и сказал: «Ну, давайте попробуем». Я очень рад, что попал к нему, потому что у него очень точное ощущение материала, который предлагает студент или аспирант. Родион Константинович безошибочно, точно и быстро ставит диагноз: «Вот это хорошо, это не очень. А где у вас главная кульминация? А почему вы так оркестровали странно? Это Римский-Корсаков ошибался! Можно и не так оркестровать». Точность представления, что можно сделать с материалом, у него просто потрясающая!Он принадлежит к числу тех немногих композиторов, у которых точно запланирован результат.Про себя могу сказать, когда начинаешь работу, имеешь перед собой один план, а потом в ходе сочинения происходят какие-то изменения. Иногда получается неплохо, но не совсем то, что задумывалось. А у Щедрина как раз точность замысла и воплощения идеальны. Вот это замечательное качество, которое хотелось бы воспитывать в себе и в учениках тоже.

О композиторском творчестве Б.С. Гецелева написано многое. Многогранность его личности отражается в сочинениях, и главное проявление этого - жанровый охват: от детских песенок до масштабных симфонических сочинений. Обаяние, открытость, дружелюбие, юмор, присущие самому Борису Семеновичу, проявляются и в его сочинениях. Как композитор, он не обошел в своей музыке и острых драматических проблем. Это объясняется живым, острым ощущением современности, провоцирующим откликнуться на самые серьезные жизненные реалии.

- Откуда Вы черпаете замыслы?

Не могу ответить на вопрос, как я сочиняю музыку. Конечно, что-то планируется, что-то задумывается с разной степенью приближения к тому, что бы хотелось. У меня даже есть статья «Творческий замысел композитора и его воплощение», где речь идет о том, что это осуществляется разными путями. И очень многое зависит не только от фантазийных возможностей, от тезауруса, музыкального опыта, накопленного композитором, но и от того опыта, который надо развивать в себе, постоянно слушая новую музыку и впитывая в себя все, что звучит вокруг. А самое главное, что те сведения, навыки, приемы, которые уже сформировались, а иногда и устоялись, могут быть отринуты, потому что огромную роль в сочинении музыки имеет интуиция. Очень многое постигается и корректируется именно с точки зрения интуиции.

- Как Вы сами можете оценить свой композиторский путь? Он тернист?

А путь для всех сложный. Какой бы стилистикой композитор не пользовался, он не бывает гладким и прямонаправленным. Вообще, занятие композицией это не только процесс записи. Главная задача – это найти единомышленника. Если таковое случается в лице слушателей, если продукт, который мы предлагаем, оказывается близким, то это главное достижение и главная радость для композитора. Мы нашли своего единомышленника, человека, у которого примерно такие же представления о мире, о добре и зле, обо все, что происходит сейчас.

- А по-Вашему, композиторский успех – что это?

Композиторский успех – это, прежде всего, удовлетворение от самого процесса письма. Когда я пишу музыку, так должен думать композитор, это не должно быть тяжелым грузом. Сам процесс должен быть приятен, хотя он и сложен, а порой мучителен. А во-вторых – что такое успех? Успех – это когда ты закончил произведение и оно, может быть, еще даже не прозвучало, но у тебя уже в голове, внутри тебя уже звучит, и ты, поставив последние две тактовые черты, испытываешь радость и облегчение от того, что ты закончил сочинение. И если тебе кажется, что оно получилось, то это уже успех. Потом может быть некоторая коррекция, когда выяснится реакция аудитории на него. Но абсолютно доверять публике не надо, потому что публика может быть разная и у нее разные потребности.К сожалению, сейчас довольно большой процент продукции, который вызывает энтузиазм, связан больше со степенью развлекательности. И, конечно, нельзя утомлять слушателя сложными философскими проблемами, но нельзя и превращать музыку в нечто легковесное, мало что дающее уму и сердцу. А внешние проявления успеха – раскланивания, цветы, поклонники – это замечательно, но это дело второе. И у своих студентов я, например, стараюсь воспитывать именно такое ощущение удовольствия, счастья и композиторского успеха. Потом снова большие проблемы от того, что если сочинение было достаточно большое, испытываешь некоторое опустошение. А про что дальше-то писать?! Все вроде бы сказал. И обязательно идет процесс накопления, который, видимо, должен реализоваться в следующем сочинении.

Желаем Борису Семеновичу яркого продолжения его многогранной деятельности, столь же активного вовлечения в разные сферы культурной жизни, неугасимого творческого горения и, конечно, плодотворного композиторского долголетия!

Беседовала Ксения Новикова

 

 

Категория: Штрихи к портрету | Добавил: Ольга_Капустян (06.02.2016) | Автор: Ксения Новикова
Просмотров: 166 | Теги: Борис Семёнович Гецелев | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]