Среда, 19.12.2018, 19:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Пресса
Штрихи к портрету [111]
Рубрика посвящена музыкантам, художникам, поэтам и писателям.
Opus [41]
Эту рубрику можно было бы также назвать «Композиторы о композиторах», потому что здесь говорится об особенностях современной академической музыки с профессиональной точки зрения.
Другая музыка [52]
Эта рубрика создана для того, чтобы освещать события и проблемы, связанные с неакадемической музыкой: джазовые фестивали, концерты бардовской песни, рок-концерты, театр фламенко.
Аудиокультура [13]
Рубрика знакомит с тем, что можно послушать вне концертного зала.
Театральные блики [69]
В статьях этой рубрики, подобно световым бликам, отражаются мгновения театральной жизни.
Музыка плюс... [41]
Говорим о новых явлениях и образах, которые возникают на пересечении различных видов искусств.
Меломан [177]
Статьи рубрики рассказывают о культурных событиях, большинство статей посвящены откликам на события концертного сезона.
Арт-сфера [81]
Здесь - размышления о кино, литературе и живописи.
Экзерсис [12]
Поиск
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Штрихи к портрету

Игорь Милюков: «Я не хотел бы быть героем»

Он талантлив, красив, молод и удачлив. Настоящий Иван–Царевич, сошедший с книжных гравюр Ивана Билибина или исторических полотен Васнецова. Правда, у русских витязей был меч, булава, конь или серый волк в помощниках. Наш герой обычно в руках держит микрофон, балалайку, чаще гармонику, а ещё поварешку, «гоняет» между Москвой и Обнинском в своём новеньком Toyota Avensis, умеет менять детские подгузники и занимается одним из видов рукопашного боя. Лауреат международных конкурсов, обладатель национальной премии «Овация», ведущий солист Государственного музыкального театра национального искусства под руководством Владимира Назарова, тенор Игорь Милюков сам про себя говорит: «меня Боженька за руку провёл». 

Молодому вокалисту удается вдохнуть в классические жанры современные эмоции, не нарушая традиций и не опускаясь до уровня попсового популизма. А на сцене ему одинаково хорошо «идут» и русский костюм-тройка, и фалды английского фрака и парча восточного кафтана Алладина. Как говорят «в народе», хорошо, когда у певца, есть голос, и то, что к нему прилагается - профессионализм и хорошие внешние данные. Неудивительно, что И. Милюков востребован, а его гастрольный график расписан на год вперед. Он желанный гость и в России, и за границей. На днях музыкант закончил подготовку вокальной программы в рамках проекта «Новые голоса». А в Калугу заглянул с концертом и для выступления в телепрограмме губернского канала «Ника-ТВ».

- Игорь, очень рады, что можем видеть Вас в разных амплуа, и в качестве концертного солиста, и в качестве актёра в музыкально-драматическом действе, и как участника «свежего» вокального проекта «Новые голоса». Это правда,  что Ваша музыкальная карьера началась с  гармоники, купленной в комиссионном магазине?

- Смешно, но это неправда. Моя музыкальная карьера началась с музыкальной школы по классу аккордеона. Туда я поступил в восемь лет. Но с гармоникой встретился чуть позже. Как-то на урок музыки в обычную школу к нам пришёл Леонид Дмитриевич Резников. Он был художественным руководителем детского коллектива «Играй, рожок!» Базировались музыканты во Дворце Культуры «Строитель» г. Обнинска. Он поиграл нам на рожке, брёлке, балалайке, баяне. И пригласил заниматься. Когда он играл на баяне, у меня по всему телу побежали мурашки, я подумал, какой замечательный музыкальный инструмент! И попросил Леонида Дмитриевича взять меня к нему в коллектив. Так началась моя музыкальная карьера. Не с гармошки, а, скорее, с рожка и баяна.  Учился я  и пению, но дома. У папы был красивый лирический баритон, пела и мама.

- Как получилось, что пение стало Вашей профессией?

- Вокал тоже появился не сразу. После школы я захотел со своим одноклассником поступать в МВД. У меня были для этого все спортивные данные: занимался рукопашным боем, был активным  - бегал, прыгал. Но когда-то давно, я готовился к соревнованиям - повредил себе позвоночник. А с таким диагнозом в милицию уже не брали. Вот так меня отвела судьба от института МВД. Моя будущая жена Татьяна к тому времени уже поступила в Педагогический университет на факультет начальных классов в Калуге. И я, конечно, как рыцарь и романтик, не смог оставить её одну. Взял в руки то, чем владел хорошо - балалайку, сделал программу и поступил в Калужское музыкальное училище. Серьёзно пением стал заниматься на последних курсах обучения в  калужском камерном хоре у Лилии Афанасьевой. Она и стала моим первым преподавателем вокала. Ширился репертуар, появились навыки подачи звука, сложилась манера пения. У меня тогда были две зазнобы - моя Татьяна и классическая хоровая музыка. Интерес и любовь к последней мне привила Лилия Афанасьева.

- А потом был Государственный музыкальный театр национального искусства? Как он возник на вашем жизненном пути? И как удавалось совмещать деятельность там с работой в театре Н. Бабкиной?

- После музыкального училища, естественно, была мечта поступить в какой-нибудь московский вуз. Я выбирал между консерваторией, Академией им. Гнесиных и Хоровой академией им.Свешникова. Летом, я быстренько, не дожидаясь повестки в армию, «рванул» в Москву. Приехал столицу покорять: молодой, наглый, талантливый. На экзамене в хоровой академии им. Свешникова меня спросили: «Что будете исполнять? А я: «Что скажете, то и исполню». «Ну, давайте – Чайковского». Пою Чайковского. Комиссия – «спасибо…» Жду в коридоре - выходят с результатами. А меня в списках нет. По совету друзей  поступил в Академию им. Гнесиных. Мечтал учиться по специальности  академическое пение, но взяли на народное. Там и познакомился с Владимиром Васильевичем Назаровым. Тогда я ещё не знал - кто такой Назаров, что он возглавляет  музыкальный театр национального искусства. Благодаря ему  для меня открылся чудесный мир сцены. Поскольку с самого детства я пел и танцевал, играл на  народных инструментах - в театре мне было легко.

Туда я поступил в 2001 году. У Назарова работали настоящие профессионалы: Г. Мушиев, Е. и В. Кись, В. Тирон. О них хочется сказать особо. В. Тирон - человек, который умеет играть на саксофоне, аккордеоне, цимбалах, гитаре, и вообще это человек-оркестр. Г. Р. Мушиев поёт песни на языках разных стран мира. Владеет хинди, турецким, азербайджанским. В его репертуаре огромное количество романсов, есть латиноамериканские песни. Лена Кись - великолепный хормейстер, аранжирует номера для нашего женского хора при музыкальном театре. Меня до сих пор не перестаёт вдохновлять и удивлять тот стремительный ритм, в котором живут и работают мои коллеги. А сколько сил уходит на подготовку спектакля! Одежда создаётся под каждый номер. И во время действа, когда в антракте опускается занавес, ты оказываешься то в Грузии, то путешествуешь по фьордам Норвегии, а потом кочуешь вместе с цыганским табором по холмам Румынии. Сам Владимир Васильевич Назаров - и музыкант, и режиссер, и композитор, и хороший администратор. К нему можно придти с любыми новыми идеями и всегда получить поддержку.   

Что касается театра «Русская песня» Н. Бабкиной, то занятость там с работой в театре Назарова совмещать было сложно. Я пытался найти выход из положения. Участвовал в двух проектах,ездил на гастроли. Интересно припомнить, как меня принимали в «Русскую песню». Надежда Георгиевна предложила мне спеть несколько куплетов  из любой народной песни. Она и все хористы, встали в круг, и я должен был с ходу сымпровизировать. Школа Л. Афанасьевой дала о себе знать. Красиво делал интонационные ходы, опевания. Хористы пели «piano» и слушали, как я буду демонстрировать свои навыки. После этого Бабкина сказала, чтобы на меня сшили четыре костюма, две пары сапог, дали ноты с репертуаром хора «Русской песни».

Почему я не остался в ансамбле Н. Г. Бабкиной? Потому что захотел сделать сольную карьеру. И помог мне в этом мой педагог и наставник - Владимир Назаров. Когда «Русская песня» перевесила «часу весов», и я уже решил писать заявление об уходе из театра, узнал, что мне приготовлен сюрприз. Моя первая сольная роль в театре. Роль Лукаша в спектакле «Лесная песня» (постановка В. Назарова).  

- 2008 год стал самым урожайным на премии. Сразу два  престижных конкурса: Национальная премия  «Овация» и  9-ый международный конкурс старинного русского романса Изабеллы Юрьевой в г. Таллине. Откуда вы черпаете любовь к русской песне и романсу, которые всегда сопровождают Ваши выступления?

 - О конкурсе русского романса, который проходил в 2008 году в Таллине, у меня самые тёплые впечатления. Там были очень талантливые певцы и певицы, теплый домашний прием, превосходные экскурсии. Таллин – очень красивый город, меня он поразил, прежде всего, архитектурой. Я - единственный  солист - участник, который приехал на конкурс с ансамблем. Он назывался «Братина». В нашей программе было  семь романсов. Встреча в Талине больше напоминала творческую лабораторию единомышленников, чем состязание соперников. Мы переживали друг за друга. Я стал лауреатом  третьей степени и  увёз оттуда приз зрительских симпатий.

Премия «Овация» нашла меня чуть позже в Доме музыки за роль Лукаша в музыкальном спектакле «Лесная песня» (постановка В. Назарова). В принципе, две золотые ладошки, которые сейчас стоят у меня дома (статуэтка–награда выглядит как аплодирующие руки - прим авт.), это не только моя заслуга, но и оценка всего нашего большого дружного коллектива. Театр дал мне путёвку в жизнь и указал дорогу  к сцене и сердцу зрителя.

- Каким певцом Вы себя ощущаете? Что ближе: народная песня, оперная музыка,  песни эстрадного жанра?

- В крови у меня больше народное пение. Но не люблю, когда люди поют в фольклорной манере. Я сторонник академического стиля пения. И мне нравится и хорошее эстрадное звучание. С удовольствием слушаю произведения в исполненииУитни Хьюстон, Евгения Мартынова, Муслима Магомаева, Валерия Ободзинского. Из «итальянцев-классиков» предпочитаю творчество Марио Ланца, Лучано Паваротти, Беньямино Джильи, Хосе Каррераса, Пласидо Доминго… Обожаю этого певца! А сейчас мне нравится вокальный стиль «сlassical crossover». Это когда голос обрамлён электронно-симфоническим аккомпанементом. Образцом для меня сейчас стали жанры популярной классической музыки, в которых работают Андреа Бочелли, Алессандро Сафина, Луис Мигель. Важно, чтобы была красивая мелодия и  живой оркестр. И самое главное, чтобы всё было исполнено красивым вокальным звуком, с душой, с горячим сердцем.

- Игорь, Вы попробовали себя и на телевидении. Очень хорошо запомнилось  Ваше участие в проекте СТС «Русские тенора». Расскажите о нем.

- В Америке классику обожают. В рамках этого шоу мы пели на разных площадках - на аллее звёзд, во Флоридском парке. Прямо на улице! Подходили люди, эмигранты, и говорили комплименты. Сейчас  просто быть хорошим певцом мало, необходимы навыки хорошего продюссирования.

- Тем не менее, именно из телепрограммы реалити-шоу возник необычный классический проект «Новые голоса». У каждого его участника прекрасные вокальные данные, каждый может сделать собственную карьеру.

-  Мы никому не мешаем расти профессионально. Ребята работают и в «Геликон-опере», в «Новой опере», в театре «Московская оперетта». Нам захотелось создать что-то своё, не похожее на предыдущие проекты. Когда на сцену выходит  семь человек, и каждый из них мастер, мне кажется, это заставляет публику поверить и сопереживать в семь раз больше. Своей энергетикой, мы заставляем зрителя «вжаться» в кресло, как при взлёте самолета и совершить незабываемый перелёт в страну Её Величества музыки.

- Как то одна из певиц престижного театра призналась в личной беседе, что сейчас работа в музыкальных столичных коллективах - «это гонка по вертикали». Нужно хорошо выглядеть, да ещё и выстраивать отношения с дирекцией, публикой прессой. На творчество у музыканта порой просто не хватает времени и сил. Приходилось ли Вам сталкиваться с чем-то подобным?

- Конечно, все солисты стараются поддерживать, хорошую физическую форму. И я не исключение. Музыкальный спектакль или дивертисментные номера предполагают, что ты должен петь, играть на инструментах, танцевать и ещё быстро, за 45 секунд переодеваться за кулисами - все это нужно успеть. Без хорошей физической подготовки не справиться. О «политике» поведения. С руководством мне заискивать не приходится, потому что  директор - В. Назаров, прежде всего - мой учитель, он брал меня на работу. Я ему доверяю.

- Проект «Новые голоса» - это не попытка создать своеобразную альтернативу  таким  группам  как  «ManSound» или Хор Турецкого?

 - Те коллективы, что Вы назвали, другие по составу, у них другая стилистика, форма подачи музыкального материала. Все участники  – хористы или ансамблевые певцы. У нас – солисты. И в этом коренное отличие. Каждый певец может «отработать» 2-х часовую программу и при этом прекрасно петь в ансамбле на сцене в общих номерах.

- В репертуаре группы много русских народных песен, нет ли здесь настойчивой позиции  солиста И. Милюкова?

-Нет. Мы ищем возможности реализовать свой профессиональный багаж. В репертуаре каждого певца есть народная песня. Русская песня близка каждому из нас. Ведь это и «визитная карточка» русских певцов за границей. Европейская публика хорошо знает и любит слушать  русскую песню именно в классической  вокальной обработке.  Миниатюры мы немного осовремениваем. Инструментовка, аранжировка, немного «пудры, грима» - и всё готово (смеется). В трактовке они отличаются от обычного камерного классического исполнения.  На дворе ХХI век и  нужно идти в ногу со временем.

 - Как-то в интервью Вы признались, что  один из ваших даров  - «музыкальное полиглотство» (я говорю о способности к  языкам). Выучить музыкальное произведение на армянском, грузинском, хинди, испанском, болгарском – это труд, усилие. А, может быть, даже и  подвиг. Хотел бы Игорь Милюков стать героем еще в какой-нибудь области?

- Ну, для меня это не подвиг. Со временем, когда человек занимается каким-то делом долго и серьезно, его организм начинает быстро реагировать на мозговой импульс. Бухгалтер привыкает к цифрам, спортсмен к нагрузкам, музыкант или актёр балета - к определённой последовательности движений. Последнее время удаётся хорошо и в больших объемах запоминать различные тексты. Это качество обострилось в Америке, когда нам предлагали за небольшой срок выучить новые произведения. Сначала за 3 часа, затем за одну ночь. И на разных языках. Сложнее всего было на английском (я ведь немецкий в школе учил!) и на испанском. Насчёт освоения еще какого-нибудь дела? Не знаю. Спортом занимаюсь, у меня это хобби. Хочется продлить молодость и активность лет до 50- 60. Быть честным человеком. И делать хорошо, то, что я умею - петь. 

Категория: Штрихи к портрету | Добавил: Admin (07.04.2012) | Автор: Наталья Вепренцева
Просмотров: 587 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]