Пятница, 22.03.2019, 19:45
Приветствую Вас Гость | RSS
Пресса
Штрихи к портрету [111]
Рубрика посвящена музыкантам, художникам, поэтам и писателям.
Opus [41]
Эту рубрику можно было бы также назвать «Композиторы о композиторах», потому что здесь говорится об особенностях современной академической музыки с профессиональной точки зрения.
Другая музыка [52]
Эта рубрика создана для того, чтобы освещать события и проблемы, связанные с неакадемической музыкой: джазовые фестивали, концерты бардовской песни, рок-концерты, театр фламенко.
Аудиокультура [13]
Рубрика знакомит с тем, что можно послушать вне концертного зала.
Театральные блики [69]
В статьях этой рубрики, подобно световым бликам, отражаются мгновения театральной жизни.
Музыка плюс... [41]
Говорим о новых явлениях и образах, которые возникают на пересечении различных видов искусств.
Меломан [177]
Статьи рубрики рассказывают о культурных событиях, большинство статей посвящены откликам на события концертного сезона.
Арт-сфера [81]
Здесь - размышления о кино, литературе и живописи.
Экзерсис [12]
Поиск
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Штрихи к портрету

Анатолий Иванович Захаров
Приходилось ли Вам слышать записи великих мастеров Московского Художественного театра – В. И. Качалова, О. Л. Книппер-Чеховой, А. К. Тарасовой? Ощущали ли вы «красоту звука, соединённую с абсолютной психологической правдой» - самую сущность сценической речи, сформулированную Валерием Галендеевым - профессором Санкт-Петербургской академии театрального искусства.
Сценическая речь заключает в себе целый спектр эстетических свойств: красоту тембра, фонетическую полноту, безукоризненную дикцию, соответствие стилю драматурга и многое другое. Но так ли благополучно обстоят дела в современном театре? 
Об этом мы говорим с доцентом Нижегородской консерватории, известным педагогом Анатолием Ивановичем Захаровым, который участвовал в выпуске более чем двадцати спектаклей в театрах Нижнего Новгорода, а в середине 80-х руководил Российской лабораторией педагогов по сценической речи. 
Первой страницей его творческой биографии стала работа в Нижегородском ТЮЗе, на сцене которого он сыграл главные роли в двенадцати спектаклях. А преподавать он начал уже в 28 лет!

– Это безумно интересно! Я люблю заниматься ЖИВЫМ театром. Это особая дорога, открывающая немыслимые просторы! 

– Как вы оцениваете культуру сценической речи в современном театре? 
Многие отмечают заметное снижение качества…

Такая проблема, действительно, существует. О подлинной речевой культуре мы можем говорить, лишь обращаясь к опыту – театра Льва Додина в Санкт-Петербурге. Режиссер уже около 30 лет работает в тандеме с Валерием Николаевичем Галендеевым, удивительным, талантливым театральным педагогом. Все началось с их знаменитого спектакля «Братья и сестры» по прозе Ф. Абрамова. Думаю, что 50 процентов успеха этого спектакля – то, что актеры разговаривают так, как их научил В. Галендеев, благодаря чему подлинность возникла сумасшедшая, как и в последнем их спектакле «Жизнь и судьба» по В. Гроссману. Но, к сожалению, далеко не во всех театрах работают так подробно.

– Как вы считаете, почему?

– Режиссер видит спектакль, но он его не слышит. В театр проникло клиповое сознание. Режиссеры сегодня занимаются не проработкой диалогов, а выстраиванием зрелища. Они строят крупные, средние планы; тут музыку подпустили, тут светом что-то разбавили. О! И получилось вроде весело, зритель хлопает! А проработки каждой фразы, как, например, у еще одного великого режиссера Петра Фоменко, нет. 
Работа проходит, приблизительно, так: «Быстро, быстро!» Мимо слов. «Быстро побежали туда, быстро возвратились сюда! Так! Ну-ка на станок! Взлетел! Оттуда! Да не важно, Бог с ним какую ты там фразу скажешь!» И не задумываются: а почему у драматурга возникла эта фраза, откуда она родилась…?
В одном из театров Нижнего Новгорода несколько лет назад репетировалась сложная стихотворная драма, режиссер пригласил меня помочь. Я пьесу знаю почти наизусть, но слова знакомые слышу, а не понимаю сюжета, не понимаю про что они играют… Мы стали по сценам разбирать: откуда пришел герой, что с ним произошло, что он вносит в эту сцену. Занимались речевой разработкой роли, меня в этом смысле интересовала сцепка в диалоге, что между героями происходит. После такого анализа это взаимодействие стало понятно . Мне кажется, что ЭТИМ режиссер сегодня должен обязательно заниматься. Если говорить о сути профессии, главная проблема, что нет подробной работы: не выявляется причинно следственная связь. «Петелька-крючочек» по Станиславскому, когда получается узорное кружево – вот, это и есть цель. 

– Был ли у вас опыт такой работы?

– Да. Мы вместе с Василием Федоровичем Богомазовым – известным в Нижнем Новгороде режиссером – выпустили в Драматическом театре много спектаклей, он приглашал меня в качестве ассистента по слову, началось все это с «Ромео и Джульетты». 

– Как обстоят дела со сценической речью в Нижегородских театрах?

– В Нижнем Новгороде проходит традиционный фестиваль «Премьеры сезона», я прихожу на итоговое обсуждение и говорю каждый раз одно и то же, как и своим ученикам: «Я у тебя слышу эти интонации в десятой роли, но в прошлом спектакле ты играла графиню, а сегодня - крестьянку! Почему они у тебя одинаково разговаривают? Почему интонационный строй роли у тебя – что 5 лет назад был, что сейчас? Но к артисту эта претензия относится в меньшей степени, потому что с помощью режиссера должен выстраиваться диалог. Именно он должен сделать так, чтобы артист заговорил по-другому. 
Наблюдаю за одним заслуженным артистом…Большой и красивый, но кажется, что и в этом спектакле ему ничего не надо, и в другом тоже. Разговаривает в одинаковой манере, все сбрасывая, словно говорит: «И чем я тут занимаюсь? Лучше бы какую-нибудь встречу в банке провел, деньги бы за это получил хорошие, а то глупостью какой-то занимаюсь»

– Может быть, в самом деле, современному актеру приходится об этом думать больше, чем в прежние годы?

– А в театре никогда много не платили. Артист и дворник всегда были примерно в одной весовой категории. Когда я зарабатывал в театре 65 рублей, дворник получал 60. Это как в известной пьесе Александра Николаевича Островского «Без вины виноватые». 
Актера упрекают в неразборчивой дикции, а он отвечает, мол, жалованья мало платят, что и стараться. Подобная ситуация встречается и в современном театре, к сожалению. И режиссеры на это не обращают внимания. Ну, приехал он из Москвы на 2 месяца спектакль поставить: ему нужно быстренько организовать зрелище, получить деньги, уехать – и играйте, как хотите. Вот в чем беда…

– Но вы-то со своих студентов спрашиваете?

– Еще как! В 10 раз больше, чем с опытных артистов! Мы подробно разбираем художественные произведения, причем, я их самих заставляю анализировать, потому что в театре никто с ними так досконально работать не будет. И это подтверждают актеры, которые учились у меня 20-25 лет назад. Так что, конечно спрашиваю со студентов. Часто кнутом, а как иначе?...

– Вы уже четвертый год преподаете в консерватории, учите актеров музыкального театра. Как появился интерес к этому виду искусства?

– Когда мне предложили работать в консерватории, я с радостью согласился. Музыкальный театр! Что же может быть интереснее?! Вообще, первый театр, который я посетил еще в детстве, был оперный. А уже потом драматический.

– Что больше всего увлекает в учебном процессе?

-Я, вообще, люблю заниматься техникой речи. Очень многие «речевики» наших театральных школ уже забыли, что это такое. И часто работа над техникой заканчивается уже на первом курсе. А у меня студенты сами говорят: «Ну давайте техникой-то позанимаемся». Это дорогого стоит. И даже когда мы готовим наши сценические композиции, то упражнений не оставляем, причем, мы их придумываем вместе со студентами.

– Ваши экзамены – это всегда полноценные спектакли. Есть ли среди них любимый?

– Мне помнится первый экзамен, когда мы с нынешним четвертым курсом показали музыкальную историю «Волк и семеро козлят» - все сами делали – и движения придумывали и костюмы шили. Мне интересно было работать над «Тартюфом». Я считаю, что нужно было их обязательно пропустить через эту комедию, потому что им придется в театре столкнуться с поэтическим материалом, чтобы они умели стихами органично разговаривать. Композиция по поэзии и прозе Д. Хармса мне дорога, потому что три четверти спектакля студенты придумали сами. Мне кажется, что в педагогическую задачу входит, чтобы студенты почувствовали вкус самостоятельной работы.

– Меняются ли нормы сценической речи? Если – да, то с чем это связано? 

– Конечно! Я овладевал основами этой профессии в 70х годах, но уже в последующие 5-10 лет все поменялось: сама речь и методика ее преподавания…С чем это связано? Эстетика театра меняется ,и должна меняться речь…Я много слушал записей В. И. Качалова, О. Л. Книппер-Чеховой… - актеров МХТ… как они говорили! у них понятен каждый звук!…А мастера Малого театра! Какая у них сочная, выразительная, яркая речь… 

– Но так уже на современной сцене не говорят?

– Да, с одной стороны, актеры не владеют техникой столь совершенно… И это плохо… Даже критерии на вступительных экзаменах снизились. В театральные вузы принимают не только с акцентом или говором, но и с дефектами речи. В прежние годы это было бы невозможно… Но, с другой стороны, реч должна отражать эстетику времени, то что привнесли… Эфрос, Ефремов, Товстоногов… Естественность, приближенность к обычной повседневной речи…, но это речь не бытовая а художественная.

– Можно ли исправить говор? (место рождения накладывает отпечаток на нашу речь)

– Да, причем парадокс заключается в том, что, чем сильнее говор, тем проще его исправить. Нужно заставить студента услышать, что он говорит не так как надо и он сам начинает исправляться. Легкий говор исправить уже сложнее. У меня была одна студентка, Елена Богданович, она исправила говор за три недели. Сделала практически невозможное!

– Сценическая речь- это ведь не только отчетливая речь, но и грамотная с точки зрения норм русского языка, так?

– Да, конечно.

– Как вам кажется, что с этим происходит в современном театре, например, с ударениями? 

–Ну, конечно звОнит и лОжит, таких грубых ошибок нет. Актеры все после театральной школы, книжки какие-то читают, поддерживают свою форму. Могут забыть, что нужно говорить баловАть, а не бАловать, какие-то сложные вещи, а простые конечно нет. Никто не скажет позвОним или дОговор. 

– Как вы относитесь к недавним изменениям языковых норм?

– Я думаю, что эта вся реформа произошла из за речи чиновников и депутатов, они часто совершенно безграмотно говорят. Хотя я должен сказать, что премьер-министр и президент - таких грубых речевых ошибок не делают. Оба говорят одноврЕменно, что приятно. Я думаю, что кто-то консультирует их. Я сам был в этой роли и знаю, как это делается. 

– Ваши студенты читают Пушкина и Мольера, а Вы…?

– Классику. Сколько мне не подсовывали современную литературу, я закрываю книжку на 13-й странице, меня поражает этот «Шершавый язык плаката», как говорил Маяковский. Вот Улицкую люблю безумно, она мне кажется очень серьезным писателем. С удовольствием беру томик А. Чехова, М. Булгакова часто перечитываю. Из сегодняшних поэтов интересны: Е. Рейн, А. Найман – «уходящая натура», они ведь еще застали культуру 60х, общались с А. Ахматовой. 

– Чем вы занимаетесь в свободное время?

– Люблю в лесу грибы собирать и безумно люблю путешествовать, не обязательно даже за границу. Я легок на подъем. И поезда люблю и самолеты. Даже этим летом, где я только не был и в Ницце, и в Каннах, и в Монте-Карло, и в Германии.

– У вас есть своя формула счастья?

– …этот вопрос требует какого-то… литературно осмысленного ответа. Счастье – это, когда тебя понимают, когда тебя любят. Когда хотят тебя видеть, хотят с тобой поговорить по телефону. Когда твои друзья живы, не болеют, когда твой сын в полном порядке... А формула счастья я не знаю, чтобы мы помнили (это серьезно) маму, которая ушла в 66 лет, отца, друзей которых уже нет. И ты их вспоминаешь и ставишь свечки в храме, хотя я не могу сказать, что я церковный человек. Я понимаю, что Бог должен быть внутри тебя. И если не пишешь доносов, не обижаешь, не оскорбляешь никого, то это и есть Бог в тебе. 
Категория: Штрихи к портрету | Добавил: Михаил_Бурцев (15.12.2009) | Автор: ???
Просмотров: 345 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]