Среда, 20.03.2019, 02:00
Приветствую Вас Гость | RSS
Пресса
Штрихи к портрету [111]
Рубрика посвящена музыкантам, художникам, поэтам и писателям.
Opus [41]
Эту рубрику можно было бы также назвать «Композиторы о композиторах», потому что здесь говорится об особенностях современной академической музыки с профессиональной точки зрения.
Другая музыка [52]
Эта рубрика создана для того, чтобы освещать события и проблемы, связанные с неакадемической музыкой: джазовые фестивали, концерты бардовской песни, рок-концерты, театр фламенко.
Аудиокультура [13]
Рубрика знакомит с тем, что можно послушать вне концертного зала.
Театральные блики [69]
В статьях этой рубрики, подобно световым бликам, отражаются мгновения театральной жизни.
Музыка плюс... [41]
Говорим о новых явлениях и образах, которые возникают на пересечении различных видов искусств.
Меломан [177]
Статьи рубрики рассказывают о культурных событиях, большинство статей посвящены откликам на события концертного сезона.
Арт-сфера [81]
Здесь - размышления о кино, литературе и живописи.
Экзерсис [12]
Поиск
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Меломан

Мир полон контрастов, или Две Кристины
Вечер 29 марта оказался необычен. На сцене Большого зала консерватории выступал дуэт, который с полным правом можно назвать экспериментальным и даже экстремальным. Это – дуэт органа и малой домры. 
Скандал «висел» в воздухе. Перед концертом консерваторию захлестнула волна творческой интриги. Одни говорили о том, что вечер будет подобен смертельному номеру «под куполом цирка», а музыканты выступят в роли «клоунов или акробатов». Другие, несмотря на абсолютную неакадемичность тембрового сочетания органа и домры, предсказывали острый недостаток экстравагантности, вызова, эпатажа. И те и другие пророчества оказалось ошибочными. Пока слушатели пребывали в тревожном ожидании – падет ли необычный дуэт на дно морское или вознесется под облака, произошло неизбежное – отгремел третий финальный предстартовый звонок… 
Очень часто музыкальные критики первый абзац рецензии начинают с рассказа об исполнителях как союзе единомышленников, где царит полное взаимопонимание. Спешу вас огорчить. За два дня до концерта мне представился случай побывать на репетиции дуэта. Представьте неподдельный ужас Кристины Ротаевой, впервые выступающей в роли органиста-ансамблиста, да к тому же с народным инструментом – домрой. Попытка аккомпанировать на могучем органе миниатюрной домре удалась не с первого раза – два инструмента иногда банально расходились. Сказывалась «временная игра» сценического пространства – орган находится далеко от публики, он углублен в сценическую нишу, а солистка располагается совсем близко к слушателям – на авансцене. К тому же, коварную шутку с двумя Кристинами сыграла разная природа звукоизвлечения инструментов. Огромный клавишно-духовой орган, имеющий около трех тысяч труб, «отставал» от маленькой и виртуозной домры! Позабыв о собственном дне рождения, одна из Кристин полночи слушала репетиционную запись… А утром следующего дня произошло чудо: музыкальное время стало более благосклонным, дуэт идеально совпадал метрически, исполнительницы взаимодействовали как два сработавшихся напарника. До концерта оставалось чуть меньше тридцати часов…
В концертной практике России существует несколько ансамблевых опытов органа и народных инструментов – органиста А. Паршина и балалаечницы М. Морозовой; композитора, пианистки и органистки Т. Сергеевой и М. Горобцова, играющего на альтовой домре. Что же касается малой домры, то идея соединить её в ансамбле с органом возникла ещё в конце 70-х годов прошлого века и принадлежала нижегородской органистке Галине Козловой, предложившей сделать программу с Виктором Кузнецовым, тогда - молодым педагогом, а теперь профессором, заслуженным артистом России. По ряду причин в те годы эта идея не воплотилась в жизнь. И вот спустя более тридцати лет в Нижнем Новгороде состоялся необычный, по мнению многих музыкантов, дуэт. 
Программа ансамбля преподнесла сюрпризы, но относились они не к обширно представленной эпохе музыкального барокко. Репертуарный «чертик из табакерки» выпрыгнул в кодовой части концерта. А чередование концертных номеров напоминало инструментальную «зебру»: выступления дуэта перемежались сольными органными композициями. 
Открыла концерт Прелюдия Соль мажор немецкого композитора XVII века Н. Брунса. Прославился он способностью играть на скрипке, одновременно аккомпанируя себе на педальной клавиатуре органа. Неудивительно, что для подготовки этого виртуозного сочинения К. Ротаевой понадобилось немало сил, эмоциональной отдачи. Органистке удалось передать сильные контрасты, яркость музыкальных образов и сохранить характерную для музыки этой школы свободу высказывания.
Эпоха барокко продолжала властвовать в зале. Звучит старинная соната для мандолины и баса-континуо. Партия мандолины в концертной практике России часто заменяется родственным инструментом – домрой. Композитор Джованни Гервазио очень удивился бы, узнав, что его соната «оживет» спустя три века в таком необычном составе! А вот публика, казалось, не была ошеломлена. Интерпретация сочинения воспринималась вполне убедительно. И это не случайно. «Козырь» дуэта в том, что он обладает широчайшим техническим и тембровым потенциалом. А склад личности солистки – лауреата Всероссийских и Международных конкурсов Кристины Фиш позволяет ей исполнять музыку полярных стилей и направлений – барочные композиции, классические, авангардные или народные. 
И вновь солирует орган. Прелюдия и фуга си-минор Баха - творение Лейпцигского периода, гигантское по масштабам и силе объединяющей мысли. Словно величественная фреска вырастает это сочинение под пальцами исполнителя, и как же трудно ни на секунду не прервать бесконечное течение полифонической мысли…
Знаменитая Чакона соль минор некогда прославила итальянского композитора и скрипача Т. А. Витали. Произведение чрезвычайно популярно – скрипачи играют его в сопровождении симфонического оркестра, фортепиано, органа, практика же переложения скрипичного материала для домры существует давно. Исполнители настойчиво перестраивали камерно-патетическое «здание» Чаконы в новых красках и ощущениях – ярких, порой ослепляющих.
Связать время контрастов барокко и лирически-проникновенного романтизма, минуя классицизм, помогла музыка Мендельсона. Отголосок классического, словно эхом не раз отозвался в светлом и жизнерадостном характере его музыки, филигранной композиторской технике, красоте и грациозности образов. Недаром Шуман назвал Мендельсона «Моцартом 19 века». Соната для органа Ля-мажор, написанная на свадьбу сестры Фанни - одно из последних сочинений композитора. Показать контраст двух частей, неравных по масштабам и значению – ключевая идея сочинения. Страстно-порывистая, динамичная и яркая, колеблющаяся как горящее пламя свечи, первая часть сонаты была исполнена с большой эмоциональной отдачей, в то время как вторая напомнила милые и непритязательные настроения фортепианных «Песен без слов».
Музыка двадцатого века составила весомую часть программы. Старинный орган не вправе отказать современному композитору в выражении своего почтения к великому Баху, пусть даже и в сочинении постмодернистском. Небезызвестный в Париже органист-виртуоз и композитор Наджи Хаким явил миру «БахОраму» - органную фантазию на темы Баха. Здесь слышится и «королевская» тема «Музыкального приношения», отголоски Мессы си-минор, узнаваемые везде и всеми мотивы из Токкаты и фуги ре минор. В исполнении Кристины Ротаевой БахОрама, непростая для восприятия композиция, порой напоминающая капустник, прозвучала остро, характеристично и ярко. 
Настал «момент истины» - время разрешения спора «быть или не быть» такому ансамблю. Завершало концерт сочинение Александра Цыганкова «Старогородские мотивы» (первоначальное название – «Мелодии старого города»). Это оригинальное произведение для домры и фортепиано в жанре сюиты. Никто не мог даже вообразить возможность его исполнения дуэтом орган – домра. Сам факт такого «дикого», неоправданного, на первый взгляд, сочетания, казалось, противоречит музыкальной логике. Однако пытливый ум, обратившись к истории России конца 19 столетия, обнаружит, что в былые времена весьма популярным в усадебной культуре было совместное музицирование на балалайке или домре под фисгармонию – инструмент клавишно-духовой, по сути – близкий родственник органа. И тогда мелодии Сюиты, навеянные той эпохой, не кажутся неприемлемыми в тембровом сочетании «несочетаемых» инструментов, а оправдывают риск и творческую смелость выбора двух Кристин. 
Первая часть сюиты с броским названием «Падеспань» заключала в себе стилизацию русского бального танца с элементами зажигательных испанских ритмов. Если со вторым номером – Полькой, все обстояло жанрово-закономерно, то загадочное вступление «Вальса» никак не намекало на последующее появление знаменитой песни «По Муромской дорожке»! «Тустеп»- зажигательный американский танец, предшественник европейского фокстрота, стал финальным номером программы. На сцене царило идеальное чувство ансамбля и это притом, что две Кристины играли, сидя спиной друг к другу. Благодаря оригинальной, характерной окраске музыкального тематизма органными регистрами, причудливо сочетающимися с тембром домры, в музыке то и дело «проскакивала» та самая задиристая, дразнящая слух чертовщинка! А переложение этого сочинения для органа и малой домры было сделано самими исполнительницами - не так давно закончившей аспирантуру К. Фиш и пятикурсницей К.Ротаевой… 
Честно ответить на вопрос: насколько оправдала себя эта головокружительная творческая идея, я, пожалуй, не решусь. Могу лишь заметить: мир состоит из контрастов, он полон идей, щедр на эксперименты и богат на таланты. Смелость и творческий поиск двух Кристин, безусловно, заслуживают уважения и пожелания успехов!

Арт-журналист II курса ФДО ННГК
Наталья Бажина
Категория: Меломан | Добавил: Михаил_Бурцев (21.04.2009) | Автор: Наталья Бажина
Просмотров: 191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]