Среда, 20.03.2019, 01:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Пресса
Штрихи к портрету [111]
Рубрика посвящена музыкантам, художникам, поэтам и писателям.
Opus [41]
Эту рубрику можно было бы также назвать «Композиторы о композиторах», потому что здесь говорится об особенностях современной академической музыки с профессиональной точки зрения.
Другая музыка [52]
Эта рубрика создана для того, чтобы освещать события и проблемы, связанные с неакадемической музыкой: джазовые фестивали, концерты бардовской песни, рок-концерты, театр фламенко.
Аудиокультура [13]
Рубрика знакомит с тем, что можно послушать вне концертного зала.
Театральные блики [69]
В статьях этой рубрики, подобно световым бликам, отражаются мгновения театральной жизни.
Музыка плюс... [41]
Говорим о новых явлениях и образах, которые возникают на пересечении различных видов искусств.
Меломан [177]
Статьи рубрики рассказывают о культурных событиях, большинство статей посвящены откликам на события концертного сезона.
Арт-сфера [81]
Здесь - размышления о кино, литературе и живописи.
Экзерсис [12]
Поиск
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Арт-сфера

«Музыка молодых»: мнения, рассуждения, отзывы…

   - Необходимо более бережно относиться ко всему, к каждой паузе, к каждому шороху, произнесенному вами в вашей музыке, чтобы стало понятно - зачем оно было произнесено. Иначе получается такая пустая трата времени. Гораздо важнее сказать, потом объяснить слушателю,  ведь должна быть как эвристическая, так и проясняющая функция. А получается, что все время теряется какое-либо звено: то идет непонятная работа с материалом, который абсолютно не заявил о себе с самого начала, то, напротив, материал, который был довольно симпатичен - никак не развертывается далее. Поэтому я просто призываю Вас активизироваться, насколько это возможно, приподнять свой дух и, главное, слушать как можно больше современной музыки. Именно современной, друзья! Прошу вас! Кто из нас толком знает музыку, или хотя бы слышал фамилии Лахенманна, Аблингера, Пессона и многих других? Товарищи, мы круто отстаем от всех явлений сегодняшнего дня. Музыка "молодых" превращается в музыку "старых", к тому же неопытных, невежественных, не желающих принимать поистине новое.

-  Лично я не считаю, что нужно уж прямо так много слушать современной музыки (предвижу массовую атаку на меня по этому поводу). Объясню почему. Пусть у нас "официально" пока длящаяся эпоха постмодернизма (хотя не факт) с его руинами, рефлексией, комментариями и т.д., очень важно вариться в собственном соку. Иначе, пока оглядываешься и прислушиваешься, забудешь, как звучит твой собственный голос. Подчеркну, это моё мнение, даже не мнение, а в первую очередь - опыт.

-  Не могу согласиться. Все же, слушая именно новую современную музыку, можно попасть самому в контекст времени, понять, что сейчас свежо и ново поистине. "Вариться в собственном соку» – это дело элиты, тех композиторов, которые уже создали некий свой стиль. Им это в определенной степени становится позволительно. У нас же речь идет о молодых композиторах. Не могу сказать, что у кого-то из наших сформировался уже свой стиль, в котором можно вариться. Как раз узнавая новое, можно зацепиться за что-то такое, что уже для тебя, таким образом, может создать некую ячейку нового в контексте своего творчества. Если взглянуть на последние концерты "музыки молодых", то действительно нового не хватает: многочисленные бурлески, токкаты, элегии… Можно реконструировать жанр, но этого, как мне кажется, тоже не происходит пока у нас: токката все остается токкатной, бурлеска бурлесочной и т.п. В таком соку я вариться не очень хочу. Сок тоже иногда бывает не свеж и просрочен…

В этом диалоге было неоднократно использовано словосочетание «музыка молодых». Нетрудно догадаться, что речь здесь пойдет об одном из очередных концертов начинающих композиторов – студентов консерватории, который состоялся 25 марта в Малом зале консерватории. После этого вечера на сайте Клуба нижегородских композиторов, музыковедов и исполнителей развернулась неожиданная дискуссия, инициатором которой стал участник концерта, студент II курса Марк Булошников. Именно он стоит на позиции: «Давайте больше слушать современную музыку!». Его оппонент – аспирантка консерватории, композитор Ксения Ковыльских.

В этот раз молодых авторов было так много, что концерт длился аж два с половиной часа. Отмечу, что не все желающие смогли продемонстрировать свои сочинения. Доцент кафедры композиции и инструментовки, кандидат искусствоведения Денис Олегович Присяжнюк с нескрываемой радостью прокомментировал это так: «16 композиторов – это хорошо! Это значит, что мы живы. Ну и не могу не сказать, что в Малом зале нам уже тесно…».

«Мы стараемся каждому предоставить возможность выступить, потому что сама профессия композитора предполагает не только создание некоего музыкального замысла, который композитор в виде нотных знаков фиксирует на бумаге. Сам акт передачи сочинения исполнителю – передача как бы другой инстанции, автору должно быть интересно, как его замысел интерпретируется исполнителем, прав ли он, все ли учел. Наконец, третий этап – это встреча со слушателем, это то, ради чего все затевается. Человек пишет не просто потому, что ему надо написать, а дальше неважно,  история оценит,  -  говорит заслуженный деятель искусств России, профессор, председатель Нижегородской региональной организации Союза композиторов России, заведующий кафедрой композиции и инструментовки Нижегородской консерватории Борис Семенович Гецелев. -  Наши концерты призваны воспитать такое отношение к работе, которое исключает сугубо кабинетный подход. На самом деле все это – средства общения. Все, что делает композитор, подчинено стремлению найти слушателей, которые поймут его, которым это будет интересно, и с кем возможен какой-то диалог».

Действительно, в зрительном зале было, как говорится, яблоку негде упасть. Правда, странно лишь то, что публика собралась примерно одного возраста: 18-30 лет. А где же мудрые взрослые?!

Погружаться в лабиринты взаимоотношений композитора и исполнителя чрезвычайно интересно. В этом мире таится то, что никогда не откроется слушателю в зрительном зале. Вот, например, что ответила на вопрос «Охотно ли ты согласилась исполнять сочинение своей однокурсницы?» Катя Метелева (I курс, гобой):

-   Да, мы сразу согласились исполнить произведение Насти [сочинение Анастасии Рысиной «Оттенки чудесного» для флейты и гобоя – Т.Л.]. Вообще, первооткрывателем быть очень интересно! Мы старались сыграть так, чтобы это произведение понравилось публике. Кроме того, очень ценен живой контакт с композитором. Автор все время направляет исполнителя в русло своего замысла, не позволяет утратить идею.

У нас, честно говоря, получилось не все. Прослушав запись,  я поняла, что можно было бы еще много чего придумать. Возможно, это произведение зазвучало бы совсем иначе, и у слушателей возникли бы другие впечатления.

Очень часто современные композиторы экспериментируют с составами в своих сочинениях. Они ищут, как правило, необычные тембровые соотношения, к которым наш слух пока еще не привык. Скажем,Лена Вахрушева (V курс) представила квартет для саксофона, скрипки, альта и виолончели под названием «Dictum Factum» (исполнители Илья Медведев, Инна Муравьева, Алена Комаровская и Анастасия Буторина).  Казалось бы, саксофон, потеснив первую скрипку,  занял не свое место. Но на деле оказалось, что этот инструмент может органично звучать в ансамбле со струнными. Слушатель стал свидетелем соприкосновения двух миров. Сначала саксофон «прислушивался» к речи струнных, а потом попытался вступить в беседу, заговорив с ними на их же языке (повторил медленную тему струнных). Беседа вроде бы завязалась, но вдруг саксофон словно «забылся» и начал «напевать» мелодию в джазовом духе, на что «удивленные» скрипка, альт и виолончель не смогли не отреагировать и попробовали, в свою очередь, произнести только что услышанное. Сперва робко, а затем все увереннее и увереннее. Но, будто опомнившись от саксофонного гипноза, они в конце вернулись к своему прежнему состоянию, в результате чего четкой точки в «разговоре» не обозначилось…

А вот Марк Булошников(студент II курса) написал сочинение для 4-х пианистов под названием «Движение» (исполнители Светлана Емелина, Елена Сейгушева, Кристина Смирнова, Марк Булошников). Такой состав можно встретить на концертных площадках тоже нечасто, поэтому интерес к сочинению возник еще при знакомстве с афишей. Два отправных сигнала в басу ивперед… к чему? А пусть каждый решает сам, к каким берегам он отправляется вместе с автором. Длительное гудение баса на одном звуке, монотонное повторение нескольких мотивов в остальных партиях на протяжении всего сочинения погружали слушателя, в своего рода, медитативное состояние. Как признался сам Марк, «Движение» написано в стиле Стива Райха, американского композитора-минималиста. «Я попытался на основе его системы выстроить форму с определенной драматургией». Наверное, Марку это удалось, так как статичные черно-белые паттерны постепенно раскрашивались в разные цвета за счет динамического нарастания и спада.

Достаточно полновесно в концерте были представлены деревянные духовые инструменты. «Семь автографов для кларнета соло» Ильи Карпикова (I курс, исп. Никита Горьков), «Пьеса для флейты и кларнета» Ван Мао (подготовительный курс, исп. Людмила Скорб и Антон Шаров), дуэт для флейты и гобоя «Оттенки чудесного» Анастасии Рысиной (I курс, исп. Юлия Мордашова и Екатерина Метелева), «Бурлеска для кларнета и фагота» Александра Симканича (II курс ФДО, исп. лауреат Всероссийских конкурсов Марат Газаров и Алексей Селичев), «Два эскиза для флейты соло» Анастасии Шестериковой (III курс, исп. Мария Стецюра). Все пьесы – миниатюры. И в каждой проглядывает что-то особенное. Например, в Бурлеске А. Симканича умиляет музыкальное баловство и шаловливость интонаций: возникает невольная улыбка от происходящего в музыке…

В «Оттенках…» А. Рысиной пытаешься уловить «чудесное», соотнести свое представление об этом с тем, что предлагает автор. Приходится даже иногда внутренне не соглашаться с некоторыми музыкальными решениями, они как будто не подходят под понятие «чудесное»…

«Семь автографов» И. Карпикова… Когда читаешь это название, непроизвольно хочется думать, что автор попытался в своем сочинении передать семь разных личностей или характеров. К сожалению, музыка оказалась однотипной, без каких бы то ни было контрастов между частями…

А. Шестерикова, чтобы создать необходимую ей атмосферу, постепенно погасила свет, и звуки «Двух эскизов» прорезывались сквозь темноту и тишину зала. Ночь… Волшебный лес… Приглушенные мелодические сползания и вдруг… Порхающие короткие мотивчики… Мелкие мелодические фразы (то остро-угловатые, то мягкие и плавные) и выразительные паузы между ними нарисовали в воображении своеобразную фантастическую картину…

А что вокальная музыка? И ей было отведено место в этот вечер. Так, прозвучало сочинение Лейлы Курбановой «Шесть романсов на стихи А. Ахматовой» для сопрано, виолончели и фортепиано (IV курс, исп. Нина Папашвили, Евгения Бояринова и Ксения Цендра). Мягкое туше Ксении, экспрессивная манера Нины, сочный звук Евгении и лирико-психологическая музыка Лейлы, вызванная к жизни проникновенными стихами Анны Ахматовой, – вот «ингредиенты» этого «концертного блюда», очень острого, пряного, терпкого…

В этом концерте к стихам великой русской поэтессы обратился еще один студент Григорий Лунин, который написал вокальный цикл «Песенки» для сопрано и фортепиано (II курс, исп. Айкуш Калачян и Григорий Лунин): 1. Дорожная (Голос из темноты) 2. Интермеццо 3. Лишняя.

М. Булошников об этом сочинении: «Очень точное попадание именно в текст. Гриша хорошо поработал с материалом Интермеццо. Мне кажется, что именно такой вариант очень интересен: два стихотворения соединились через путь интонационного строения в интермеццо, в результате чего хорошо сформировался цикл».

Особенное восхищение вызвал заключительный номер концерта «Три этюда для фортепиано»: 1. Точка и пятно 2. Пересекающиеся прямые 3. Интервалы. Автор – Ксения Ковыльских (аспирантка). Интересная музыкальная задумка «подкрепилась» неподражаемым исполнением лауреата Всероссийского конкурса Руслана Разгуляева. Такого бережного отношения к каждому звуку, каждой фразе не хватало, пожалуй, всем предыдущим исполнителям (за исключением, возможно, Анны Федоровой, которая тонко исполнила сочинение первокурсника Григория Воронина«Спор и Капель» для фортепиано). «Это единственное сочинение, прозвучавшее на концерте, про которое я вполне могу сказать, что оно мне понравилось. Хорошая реализация идеи сопоставления фактурных принципов строения, а также их совмещение непосредственно среди самих этюдов. Особенно прекрасен 1й этюд, в котором, мне думается, заложена формула всей композиции. Браво!» – признается довольно критичный слушатель Марк Булошников.

Возвращаясь к дискуссии в интернете, позволю себе процитировать некоторые мнения непосредственных очевидцев композиторского действа.

Анастасия Разгуляева, заведующая литературной частью театра «Комедiя»:

«В целом можно констатировать более или менее качественный средний уровень. Прорывов не было. Удачи - были. Вы знаете, я всегда на таких концертах с замиранием сердца жду, что услышу вдруг что-нибудь действительно значимое, яркое, идущее от сердца и разума. Что-то, что дарило бы новый опыт, скажем так. И ни разу еще мои ожидания не оправдывались в полной мере.

Вот вы тут как раз оперируете этим понятием - "новое". Но, насколько я поняла, "новое" для вас относится исключительно к области музыкальной техники. И на концерте это очень слышно. И сразу понятно, что Марк активно осваивает минимализм американского толка, а Лена Вахрушева, к примеру, как человек, близкий к окончанию консерваторского курса и жаждущий показать все, чему она за эти годы научилась, стремится это "все" продемонстрировать в своем квартете. Разом. Я хочу сказать, что в ваших сочинениях слышны все освоенные вами техники. И не слышно вас самих. В музыке услышать Человека, стоящего за ней, мне на этом концерте удалось только в 2х вещах - в Этюдах К. Ковыльских и в вокальном цикле Г. Лунина (учитывая при этом, что я половины не слышала, поскольку пришла к последней четверти 1-го отделения).

Думаю, что главным для вас должен быть не вопрос поиска новых средств, а вопрос поиска нового содержания. То есть, вы должны искать не столько КАК сказать, сколько ЧТО сказать. А для этого вам нужно озаботиться обогащением своего внутреннего мира. Чтобы это ЧТО было новым, вы должны найти адекватный эквивалент своему, личному и уникальному внутреннему опыту. И не важно, если при этом вы будете использовать всем известные и отнюдь не новые техники – уникальность содержания повлечет за собой уникальность звуковых сочетаний, даже если вы будете писать в чистом до-мажоре.

И еще одно – очень не хватает действительно качественного исполнения».

Анастасия Рысина, композитор (I курс):

«Стоит отметить новое произведение А.Тумановой... Считаю его настоящим откровением для себя... Очень понравились находки в штрихах и интонационных преобразованиях» [квартет для двух скрипок, альта и виолончели «Tre poveri», III курс – Т. Л.].

Марк Булошников, композитор (II курс):

«Меня несколько удивила в этот раз Анна Туманова. Мне кажется, что это в какой-то степени действительно шаг вперед для Ани. Несмотря на сложность выбранного жанра, работа была сделана не худшим образом. Очень неплохим показалось музыкальное развитие практически в самом начале квартета, однако, увы, далее оно приостановилось, интонации были потеряны, преобразованы иначе, вне контекста развития. И… довольно сыро сыграно…»

Мария Тихонова, музыковед (IV курс):

«Меня очень порадовало такое горячее и, на мой взгляд, глубокое обсуждение – регулярно проводящаяся "Музыка молодых" еще не вызывала таких бурных поисков истины. Мне думается, что эта волна возникла в результате наших завышенных ожиданий от этих концертов и запросов к молодым авторам. Оказывается, мы все ждем, что каждый из звучащих авторов бросит вызов всей современной музыкальной ситуации и совершит открытие мирового масштаба. Такая картина складывается из предыдущих высказываний. И мы забываем, что эти молодые люди, возможно, пока только нащупывают свое, пытаются самоидентифицироваться в музыкальном поле современности. Возможно, они только открывают, отыскивают те золотые жилы, которые впоследствии будут разрабатываться в их творчестве. Многие ли из великих начинали с шедевров? Но почти всегда в зачастую подражательных ранних сочинениях бывало что-то, что стоит внимания, из чего впоследствии сложится самостоятельный композиторский стиль. Может быть, и сейчас за многозвучной стеной внешних эффектов, наслоений лишнего, чуждого мы просто не способны увидеть чего-то ценного в иной музыке наших сокурсников.

Я, конечно, не хочу оправдывать неудачи, если они были. И с какой-то стороны, очень здорово, что мы ставим им такую высокую планку. Мне кажется, что если не пытаться в каждом новом опыте прыгнуть выше своей головы, никогда не сдвинешься с места. Однако, нам, слушателям, сочувствующим критикам, не обязательно искать в этих опусах сразу же вызов межпланетного масштаба. Для начала можно поискать область экспериментов и удач в контексте динамики роста композитора, постепенно расширяя оценочную орбиту. И напоследок, позвольте маленькое наблюдение. Почему-то, как правило, критики и музыковеды в первую очередь апеллируют к "замыслу". А композиторы – к "материалу"…»

Ну что ж, когда событие вызывает подлинный интерес у слушателей и участников и порождает волну всевозможных оценочных высказываний, значит, это событие действительно достойно внимания и обсуждения. «Музыка молодых» весной 2010 года показала, что наши начинающие композиторы осознанно смотрят в будущее. Они способны воспринимать критику в свой адрес и без боязни делиться своими впечатлениями. Каждый из них – своеобразный росток, тянущийся к солнцу как к идеалу. Будем надеяться, что развитию всех наших «ростков» не воспрепятствует ни погода их собственной души, ни сорняки всех жизненных ситуаций…

Татьяна Лукина

Арт-журналист I курса

Категория: Арт-сфера | Добавил: Михаил_Бурцев (16.10.2010) | Автор: Татьяна Лукина
Просмотров: 324 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]